Эти здания кажутся такими разными, но объединяет их одно: сегодня они выглядят не так, как их задумывали создатели. Разбираемся, что же пошло не так.

1

Особняк Кузне­цовой

адрес
пр-т Мира, д. 43
ГОДЫ СОЗДАНИЯ
1895–1897
АРХИТЕКТОР
Ф. Шехтель

Это сооружение болезненного жёлтого цвета на проспекте Мира заметно выделяется на фоне своих лаконичных соседей. Трудно поверить, но здание проектировал Шехтель — отец русского модерна.

Действительно, до революции этот дом выглядел иначе — изысканный, продуманный, сдержанный. Как раз таким его и заказала жена фарфорового магната Надежда Кузнецова самому популярному архитектору Москвы тех времён Фёдору Шехтелю. Он разработал проект особняка, который должен был уместно смотреться среди других зданий на 1-й Мещанской улице (сегодня — проспект Мира), но одновременно и выделяться на их фоне. Снаружи дом казался небольшим, но семья Кузнецовых из 12 человек разместилась в нём с комфортом.

Фёдор Осипович Шехтель

(1859–1926) — выдающийся архитектор начала ХХ века, создатель русского модерна. Его проекты в Москве — Ярославский вокзал, особняки Рябушинского и Морозова

Фото: Наталья Покровская

Шехтель проектировал дома не от фасада к интерьеру, а наоборот, изнутри вовне

После революции, спасаясь от гонений, дети Матвея Сидоровича уехали в Ригу, но всё же не избежали репрессий. В дом на 1-й Мещанской никто из них так и не вернулся. Да и зданию никак нельзя было уберечься от зверств первых послереволюционных лет. В те годы советская власть пыталась решить первоочередные нужды рабочего класса за счёт аристократов и богатых мещан. Особняк Кузнецовой пришёлся очень кстати. Сложную внутреннюю планировку перекроили на квартиры и разместили в них трудящихся, раздав им оставшееся в доме имущество.

С годами трудящихся становилось всё больше, а денег у страны на постройку новых домов не было, поэтому квартирный вопрос решался за счёт уже имеющихся активов. В конце 1930-х годов особняк Кузнецовой надстроили двумя этажами, не особенно задумываясь о единстве получившейся композиции.

До середины 1980-х территорию, на которой располагался особняк, не трогали, но потом рядом решили построить станцию метро «Проспект Мира» — и здание переделали снова. Тогда-то оно и приняло окончательный вид, в котором почти ничего не осталось от виндзорской готики и шехтелевской сложности форм.

2

Театр Et Cetera

адрес
Фролов пер., д. 2
ГОДЫ СОЗДАНИЯ
2003–2005
АРХИТЕКТОРы
А. Кузьмин, А. Боков, М. Бэлица, А. Великанов

Театр Et Cetera регулярно лидирует в рейтингах самых уродливых зданий Москвы. По задумке заказчиков, Et Cetera должен был напоминать знаменитый барселонский театр Lliure. Но результат настолько далёк от изящного испанского оригинала, что один из архитекторов даже отказался от авторства.

Аляповатое нагромождение колонн и башенок — так выглядит одна из «жемчужин» лужковской Москвы. Здание театра Et Cetera трудно с чем-то сравнивать, настолько неповторима его сложность и многомерность. Но при внимательном рассмотрении можно уловить едва проступающие черты изящного испанского оригинала. Хоть и кажется, что Et Cetera — это бессмысленное скопление элементов, здание театра всё же можно отнести к определённому направлению в архитектуре — постмодернизму.

Фото: Наталья Покровская

Здание театра Lliure изначально проектировалось как Дворец сельского хозяйства, но позже его перестроили под нужды театра. Сегодня в стенах Lliure репетирует одна из лучших балетных трупп Испании и мира. Фото предоставлено Manuel Nunez Yanowsky

Et cetera честно соблюдает принципы постмодернизма, правда, как будто в двойном объёме

Перед постройкой Et Cetera руководитель театра, Михаил Калягин, побывал в Барселоне. Его впечатлило новое здание театра Lliure: эклектика, колонны, цветовые решения. И он захотел похожее здание для своего театра. Для этого в Москву пригласили архитекторов, каждый из которых представил собственный проект. В итоге утвердили микс из всех, чтобы здание было по-настоящему театральным и привлекало внимание прохожих. Когда Et Cetera достроили, Александр Великанов, спроектировавший внутреннюю планировку здания, заявил, что не хочет иметь отношения к этой постройке, и отказался от авторства.

Здание театра Et Cetera и сегодня стоит во Фроловом переулке. Трудно найти человека, который счёл бы его красивым. Но кто знает, может Et Cetera станет второй Эйфелевой башней, которую так не любили современники, но превратили в символ потомки.

3

Сокольнический дворец-холодильник

адрес
Открытое ш., д. 13, стр. 2
ГОДЫ СОЗДАНИЯ
1953–1955
АРХИТЕКТОР
И. Жолтовский

Непримечательный дворец-холодильник на Открытом шоссе — свидетель и жертва смены эпох. Сегодня язык не повернётся назвать его дворцом, но в планах он виделся именно таким.

Построенному неподалёку новому комбинату питания требовался большой автоматизированный холодильник для хранения продуктов. За проект взялся архитектор Иван Жолтовский — мастер неоренессанса и неоклассицизма, один из лучших архитекторов сталинской эпохи. К работе он подошёл с привычным размахом.

Первоначальный эскиз холодильника

Дворец дожей — памятник итальянской архитектуры XIV–XV веков, расположенный на площади Сан-Марко в Венеции. Фото предоставлено Fondazione Musei Civici di Venezia

Фото: Наталья Покровская

Планы архитектора нарушило знаменитое постановление № 1871 «Об устранении излишеств»

Чтобы здание не перегревалось на солнце, для фасада хотели использовать белые глянцевые панели. Сверху бы их украшали ажурные надстройки, а само здание должно было напоминать Дворец дожей в Венеции. В целом комплекс смотрелся бы выдержанно, ритмично, практично, но в то же время торжественно.

В 1953 году в Измайлове начались первые работы по возведению дворца-холодильника. Но завершили строительство уже в 1957 году, при Хрущёве. И если в общественной жизни страны со сменой генсека наметились позитивные сдвиги — всё-таки «оттепель», — то архитектура существенно пострадала.

Вместо роскошного дворца на Открытом шоссе сегодня скромно стоит безликий серый прямоугольник, который прекрасно хранит не только замороженные продукты, но и память о смене генсеков, эпох и парадигм русской жизни.

Фото: Наталья Покровская

4

Здание газеты «Известия»

адрес
Пушкинская пл., д. 5
ГОДЫ СОЗДАНИЯ
1925–1927, 1975
АРХИТЕКТОРы
Г. Бархин — главный корпус;
Ю. Шевердяев, В. Кильпе, А. Маслов, В. Уткин — новый корпус

Сегодня здание газеты «Известия» выглядит странным и несуразным: одна часть — серая, другая — бежевая, разные шрифты на вывесках, необъяснимые объёмы и пропорции. Но в начале XX века здание считалось одним из самых стройных и гармоничных в Москве.

Всё дело в том, что сначала построили только правую, серую, часть здания. Проект здания подготовил архитектор Григорий Бархин. Строительство началось в 1925 году на месте особняка М. И. Римской-Корсаковой, которая, по слухам, была прототипом Софьи Фамусовой из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума».

Фото: Наталья Покровская

В первоначальном проекте архитектора была также 12-этажная башня. Но после принятого в 1926 году ограничения на высоту зданий в пределах Садового кольца от этой идеи пришлось отказаться. Фото: pastvu.com

Бархин лично следил за ходом строительства, поскольку жил в доме напротив

Здание газеты «Известия» — один из шедевров конструктивизма, ставшего популярным в 20-х годах прошлого века. Главный метод, которым пользовались архитекторы-конструктивисты, — функциональный анализ будущих сооружений. Для постройки здания «Известий» Бархин тщательно изучил принцип работы газеты. Он поделил здание на две зоны: типографский блок и помещения для редакторов. Пространство между этими зонами занимали лестничные пролёты. На цокольном этаже размещались столовые и раздевалки для работников газеты.

Здание «Известий» заметно выделялось среди низкой застройки Страстного бульвара. Да и строгие формы в противовес домам более архаичных стилей сразу обращали на себя внимание прохожих. Простое и строгое, оно могло бы остаться таким навсегда, если бы в 1975 году к нему не пристроили новый корпус, который существенно отличался и по стилю, и по цвету. Конструктивистские идеи уже больше никого не интересовали, и о сочетании фасадов особенно не думали. Поэтому сегодня «Известия» похожи на двуглавого орла, который одной головой смотрит на Тверскую, другой — на Страстной бульвар.

5

Здание гостиницы «Москва»

адрес
ул. Охотный Ряд, д. 2
ГОДЫ СОЗДАНИЯ
1933–1935
АРХИТЕКТОРы
Л. Савельев, О. Стапран, А. Щусев

Здание бывшей гостиницы «Москва» на Охотном Ряду — один из примеров архитектуры постконструктивизма. Внимательные москвичи наверняка замечали, что левая и правая части здания отличаются друг от друга. И вот почему.

Гостиница «Москва» — одна из первых гостиниц советской России. Изначально на её месте власти города собирались возвести Дворец Труда, но представленные проекты не убедили чиновников. Тем не менее, площадь под застройку между «Гранд Отелем» и Охотным рядом уже начали зачищать, и нужно было срочно менять план. Так появилась идея построить гостиницу.

На конкурс проектов для будущей гостиницы представили несколько работ. Лучшим признали проект сотрудников мастерской Стапрана и Савельева. Его и хотели воплотить.

Фото: Наталья Покровская

Сталинский неоклассицизм — направление в советской архитектуре, которое продолжало дореволюционные традиции, отличалось пышностью и одновременно продуманностью форм. Фото: Архив ЦИГИ

Кроме Стапрана и Савельева в конкурсе участвовали Кеслер, Вайнштейн и Бруно Таут

В процессе строительства власти города поняли, что конструктивистский проект Стапрана и Савельева вряд ли впишется в архитектурный ансамбль центра Москвы. Тогда для корректировки пригласили архитектора Щусева. Он упростил проект и одновременно добавил в него неоклассические элементы, сохранив изначальную конструктивистскую базу.

По легенде, Щусев представил на утверждение два варианта фасада, разместив их на одном листе. Сталин поставил свою подпись так, что было непонятно, какая из двух построек пришлась ему по душе. Поэтому в финальном варианте решили сохранить обе части фасада.

Жаль, но история про Сталина не более, чем красивая легенда — Сталин никогда лично не утверждал архитектурные проекты. По одной из версий западный фасад гостиницы стал асимметричным из-за технологического просчёта. Во время строительства второй очереди здание «Москвы» планировали объединить с примыкающим к нему «Гранд Отелем», надстроив несколько этажей. Но старые стены гостиницы не выдержали нагрузки, и архитекторам пришлось отказаться от декора правой башни, чтобы облегчить конструкцию.

Следите за новыми материалами в нашем телеграм-канале

Текст:
Алиса Цыганкова
Иллюстрация на обложке:
Вера Хохлова
19 августа 2019 года

Пироговский
лесопарк

0
0

Дом для
миллениала

Ценности нового
поколения

0
0

Шестиногие
соседи

Как победить
домашних насекомых

0
0

Дом Обороны

От крепости до экопарка — как менялся район Тюмени 

0
0
Новые материалы
в вашей почте