Архитектор Владимир Юзбашев на одном из своих семинаров архитектурного курса «Искусство видеть» в музее «Гараж» рассказывает о собственных домах великих зодчих. Мы попросили Владимира подготовить подборку домов, которые строят российские архитекторы для себя.

В привычной ситуации архитектор строит дом для заказчика — прислушивается к его пожеланиям, предлагает нестандартные идеи, иногда воплощает каждый каприз, иногда ошеломляет грандиозными замыслами. Но что происходит, когда архитектор строит дом для самого себя?

Я знаю нескольких зодчих, для которых сама эта мысль — быть самому себе заказчиком — почти невыносима: слишком мало ограничений, слишком много свободы, нет привычного «сопротивления материала».

Для других, напротив, это единственный способ выразить, наконец, своё понимание дома в самом чистом виде, построить дом-манифест. А для кого-то это просто весёлый эксперимент на самом себе.

В любом случае дома архитекторов совсем не похожи на те, что строят себе обычные люди. Мировая архитектура знает много примеров, когда такие дома становились родоначальниками целых направлений, стояли у истоков новых стилей. 

Впрочем, большинство архитекторов так и остаётся «сапожниками без сапог». Между этими двумя крайностями находится самое интересное — то, что строят самим себе современные российские архитекторы. Их дома сделаны в тех же условиях, что и привычные подмосковные дачи, из тех же материалов, которые доступны всем на наших строительных рынках, и зачастую теми же рабочими, которыми построено всё вокруг. И тем не менее это какие-то совсем другие дома. Подборку именно таких собственных домов архитекторов мы и предлагаем вам посмотреть сегодня.


ВЛАДИМИР ЮЗБАШЕВ

архитектор

Закончил МАРХИ с дипломом магистра архитектуры в 2004 году.

Получил престижную международную награду Red Dot Design Award.

В настоящий момент руководит персональной мастерской «Архитектурная мастерская Владимира Юзбашева», читает авторский курс по архитектуре в Музее Современного Искусства «Гараж».

ДОМ ТОТАНА КУЗЕМБАЕВА

Фотографии: Илья Иванов

размер участка

20 соток

Площадь дома

240 м²

Количество этажей

2

Материал И КОНСТРУКЦИЯ

газосиликатный блок

Фундамент

ленточный

Кровля

фальцевая двускатная

Фасады

обшивка оцинкованным листом

Внутренняя отделка

доска

Время строительства

3 года

Тотан Кузембаев принадлежит к поколению «бумажных архитекторов», ещё в Советском Союзе прославившихся победами в международных концептуальных конкурсах. Для этого поколения архитектура — не просто инженерная дисциплина, а в первую очередь художественная практика создания ярких образов и глубоких метафор.

Возможно, поэтому его собственный дом — это одновременно и жилище архитектора, и персональная галерея художника, наполненная авторской мебелью и графикой.

А ещё в этом доме есть что-то сказочное. Если приглядеться, можно заметить, что он чем-то напоминает китайского дракона — возможно, из-за вытянутой формы основного объёма, ломаного, как бы извивающегося конька и оцинкованной обшивки, единой для кровли и стен, которая сверкает на солнце как чешуя.

Часть второго этажа, нависающая над припаркованными автомобилями, — ну точно как голова, а с другого торца дома, соответственно, хвост, причудливо свернувшийся в сложный узор. Даже сразу и не поймёшь, что на самом деле это просто часть террасы, отгороженная деревянной рамой от соседнего участка.

Южный приём, который использовал архитектор — длинная и широкая терраса под навесом

А ЕЩЁ В ЭТОМ ДОМЕ ЕСТЬ ЧТО-ТО СКАЗОЧНОЕ. ЕСЛИ ПРИГЛЯДЕТЬСЯ, МОЖНО ЗАМЕТИТЬ, ЧТО ОН ЧЕМ-ТО НАПОМИНАЕТ КИТАЙСКОГО ДРАКОНА

Со стороны улицы дом более закрытый. К главному входу ведёт настил, он висит над землёй и чем-то похож на подъёмный мост. Весь обращённый к улице фасад — это единая металлическая стена, которая возвышается на два этажа, напоминая о рыцарских замках. Зато с противоположной стороны дом открывается на участок террасой и большими оконными проёмами, начинающимися прямо от пола.

На террасе стоят растения в кадках, старинный комод, изваяние льва, предметы мебели, сделанные автором. Здесь же находится большой обеденный стол — внутреннее наполнение дома как бы выплёскивается наружу. Терраса становится промежуточным пространством между интерьером и участком.

Такое «перетекающее пространство» — излюбленный приём архитекторов с начала прошлого века, а вот обычные люди редко так строят, почему-то они всегда стараются отделить внутреннее пространство от наружного.

Ещё одна характерная черта, выгодно отличающая архитекторский подход, — это щедрость. Например, даже при относительно небольшом бюджете, как в данном случае, терраса сделана вдоль всего длинного фасада дома, да ещё и за угол заворачивает. В результате получается много освоенного пространства и много свободы его обживать, обустраивать. Этот широкий жест — как будто взмах крыла того самого сказочного дракона.

Дом Дениса Тарана

Фотографии: Илья Иванов

размер участка

13 соток

Площадь дома

70 м²

Количество этажей

2

Материал И КОНСТРУКЦИЯ

деревянный каркас

Фундамент

винтовые сваи

Кровля

композитная металло-черепица Metro Tile

Фасады

обшивка доской

Внутренняя отделка

доска из лиственницы на потолке и фанера

Время строительства

2,5 года


Этот дом кажется поначалу достаточно традиционным, но на самом деле он очень «архитекторский». Во-первых, он узкий и вытянутый, нынче такие дома называют модным словом «барн», а клиенты старой формации могут назвать и «вагоном». Впрочем, этот дом получил приз зрительских симпатий на престижном конкурсе «Архивуд», а это значит, что времена быстро меняются, и всё больше людей начинает понимать красоту такой архитектуры.

Дом очень скрупулёзно рассчитанный — все его размеры кратны стандартным габаритам досок и листовых материалов, например высота стен 2,5 метра, строго под размер полотна фанеры. Поэтому дом получился очень экономичным.

2,5 метра — вроде бы это совсем немного, но это не высота потолка, конёк кровли находится гораздо выше, что даёт ощущение объёма.

Большая часть внутреннего пространства — одна комната, разделённая по длине на функциональные зоны: кухню, столовую, гостиную, прихожую. Рабочая зона и зона спальни вынесены на антресоли, под которыми находятся санузел и прихожая. Таким образом, в интерьере есть как бы два объединённых пространства — «мир дольний», пространство повседневных функций, и «мир горний», треугольное пространство снов и мечтаний, в которое через мансардное окно проникает медитативный свет.


Таким образом, в интерьере есть как бы два объединённых пространства — «мир дольний», пространство повседневных функций, и «мир горний», треугольное пространство снов и мечтаний, в которое через мансардное окно проникает медитативный свет



Изнутри скаты кровли подшиты лиственницей, что сообщает известную монументальность даже такому небольшому интерьеру — лиственница всё-таки очень благородный материал, и здесь он специально оставлен без покраски, чтобы показать фактуру дерева и регулировать влажность. Пространство сделано так, что мы видим, как две плоскости скатов идут по всей длине от края до края дома, это направление поддержано и системой полок — они тоже тянутся от одного торца к другому, что помогает зрителю прочувствовать всё измерение дома по длине.

На первом этаже стены отделаны целыми кусками фанеры, ширина фанерного листа становится модулем, шагом, которому подчинено внутреннее пространство. Например, окна тоже кратны этому размеру. Они (удивительное всё-таки постоянство архитекторов!), конечно же, сделаны «в пол». Обывателя такая открытость может напугать: ну как же, думают люди, чем больше окно, тем проще в него влезть. Однако тут всё предусмотрено — огромные окна закрываются снаружи раздвижными ставнями. Так что дом, как ларец, может быть открыт свету и природе, а может быть закрыт наглухо. То есть этот «вагон» в отсутствие хозяев может быть «бронированным». Возможно, именно эта опция так понравилась публике на народном голосовании премии «Архивуд», но, скорее всего, это было ощущение компактного, продуманного и очень уютного пространства, то есть такого, которое способны сделать только профессионалы.


Дом Сергея Наседкина

Фотографии предоставлены архитектором

размер участка

16 соток

Площадь дома

190 м²

Количество этажей

1

МАТЕРИАЛ И КОНСТРУКЦИЯ

деревянный каркас

Фундамент

свайно-монолитный

Кровля

мембрана, поликарбонат

Фасады

панели из клееной древесины

Внутренняя отделка

панели из клееной древесины

Время строительства

4 месяца

Пожалуй, самый авангардный дом в нашей подборке. Во-первых, дом снаружи выкрашен в тёмный, почти чёрный цвет. На такое далеко не каждый пойдёт.

Кроме того, он и внутри весь окрашен в такой же тёмный цвет —и на это могут решиться только самые отчаянные.

Во-вторых, тут есть двойной парадокс: противоречие между характером дома снаружи и изнутри. Интерьер и экстерьер вызывают разные впечатления, и это тем более странно, так как внутри и снаружи дом отделан одним и тем же материалом.


CТИЛИСТИЧЕСКИ ЭТОТ ПРОЕКТ ВОСХОДИТ К МОДЕРНИСТСКИМ ВИЛЛАМ СЕРЕДИНЫ ХХ ВЕКА, ПРИЧЁМ, К НАИБОЛЕЕ ЖЁСТКИМ ВЕРСИЯМ ВЫСОКОГО МОДЕРНИЗМА

Внешность дома весьма брутальна, глубокие террасы и мощный козырёк на фасаде создают ощущение защищенности и закрытости. Фасад здания чем-то напоминает нагромождение скал или укреплённое военное сооружение типа бункера («ну, — смеётся архитектор, — в войну в этом месте остановили немцев, так что какая-то логика есть»).

Однако это как раз тот случай, когда внешность обманчива — внутри дома скрыт просторный, уютный интерьер, хорошо освещённый естественным светом. Причём дневной свет проникает сразу с трёх разных сторон, так что на окнах даже предусмотрены жалюзи, чтобы регулировать мощный световой поток летом.

Разгадка этого противоречия между внешним и внутренним — в выборе стиля и присущих ему архитектурных решениях.

На северном и южном фасадах, как и завещал великий модернист Ле Корбюзье, устроены ленточные окна почти во всю ширину фасада. Это даёт равномерное распределение света и возможность изнутри обозревать панораму всего горизонта.

Но в данном проекте автор пошёл еще дальше: своего рода ленточное остекление здесь сделано и в крыше — свет попадает внутрь через длинный проём в кровле, закрытый 6-ти камерным поликарбонатом. Это объясняет как такой «закрытый» с виду дом получил хорошо освещённый интерьер.

В доме четыре небольшие спальни и единое главное пространство, в котором стеклянные перегородки выделяют зоны кухни, столовой, гостиной.

Все поверхности интерьера — полы, потолки и стены отделаны одним материалом — клееными деревянными панелями. И такими же панелями обшиты фасады.



Панели покрашены, причём каждая из них воспринимает краску чуть-чуть по-разному, что создаёт живописный эффект. Самое интересное, что даже отделка санузла такая же: столешница и подиум, куда встроены раковина и ванная — тоже клееное дерево. Обычно это шокирует обывателя, но ничего — всё работает.

Локальный свет и светодиодная подсветка в местах стыков стен с полом и потолком придают интерьеру несколько мистический эффект, журналисты вслед за автором иронично называют дом «мавзолеем». Шутки шутками, но вот что любопытно — кажется, что даже самые последовательные модернисты относятся к типологии жилья как к «святилищу» или «храму», наверное, это и отличает архитекторов от строителей и инженеров.

Дом Владимира Юзбашева

размер участка

12 соток

Площадь дома

120 м²

Количество этажей

1

Материал И КОНСТРУКЦИЯ

деревянный каркас

Фундамент

винтовые сваи

Кровля

односкатная малоуклонная, профлист, холодный чердак

Фасады

планкен из лиственницы

Внутренняя отделка

шпунтованная доска, гипсокартон

Время строительства

3 года

Фотографии предоставлены архитектором

Большинство архитекторов, по крайней мере все архитекторы в этой подборке, уж точно — адепты современной архитектуры. Они стремятся к простым геометрическим формам — лаконичным модернистским «коробочкам».

Правда, это российские архитекторы, что, конечно, накладывает свой отпечаток. Всегда любопытно смотреть, как интернациональная стилистика трансформируется у нас под воздействием отечественной специфики: где-то вдруг за модернистским объёмом мерещится традиционная изба, где-то проступают какие-то азиатские метафоры.

Да и то ведь сказать, одно из главных открытий архитектуры ХХ века — плоская эксплуатируемая кровля, а в этой подборке она встречается только один раз, все остальные дома — со скатными кровлями, как и было испокон веков.

Так происходит и на этот раз. Этот дом задумывался как близкий «скандинавскому», модернистскому дизайну. Но он тоже с привычной скатной кровлей, просто её не сразу видно, и с парадной стороны дом выглядит как прямоугольная «коробочка».

ИДЕЯ ЗДАНИЯ ОЧЕНЬ ПРОСТА — ЭТО ОТКРЫТОСТЬ ВОВНЕ. ДОМ КАК БЫ ОТКРЫВАЕТ ОБЪЯТИЯ И СТРЕМИТСЯ ВОБРАТЬ В СЕБЯ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ СВЕТА ПРИ ПОМОЩИ ПАНОРАМНОГО ОСТЕКЛЕНИЯ, ОБРАЩЁННОГО НА ЮГ

Строение одноэтажное и этим отличается от многих домов в Подмосковье, где привыкли строить в два, а то и в три этажа. Эта привычка идёт от советских садовых участков, где пятно застройки было ограничено, да и места на участке людям было жалко, ибо весь он был занят грядками. В данном случае одноэтажность программная черта. Авторы решили, что лучше экономить бюджет, чем пространство комфортного обитания, так что чем больше места займёт дом на участке, тем лучше. Всё-таки живём в доме, а не под небом, да и грядок никаких уже нет.

Дом «вырастает» из условий участка — там, где участок поворачивает, вместе с ним поворачивает и дом. Этим объясняется излом фасада.

Идея этого здания очень проста — это открытость вовне. Дом как бы открывает объятия и стремится вобрать в себя как можно больше света при помощи панорамного остекления, обращённого на юг. А для того, чтобы летом света было не слишком много, по всему фасаду сделан козырёк, закрывающий террасу от света и дождя.

Интерьер тоже постепенно раскрывается вовне чередой всё более открытых пространств: от самых закрытых помещений — четырёх спален, к пространству гостиной с большими окнами, затем идёт внешняя терраса, как бы комната без четвёртой стены и наконец пространства участка. А уж участок, в свою очередь, является промежуточным пространством между домом и центральной улицей посёлка. Таким образом, находясь в любой точке дома, можно сохранять визуальную связь с другими пространствами, но при этом держать некоторую дистанцию.

Дом Ивана Овчинникова

Фотографии: Иван Овчинников

размер участка

6 соток

Площадь дома

26 м²

Количество этажей

1

Материал И КОНСТРУКЦИЯ

деревянный каркас

Фундамент

винтовые сваи

Кровля

двускатная, фанерный лемех

Фасады

фанерный лемех

Внутренняя отделка

шпунтованная доска

Время строительства

полгода



В нашей подборке это самый маленький дом. Его площадь всего 26 м². Когда-то в Московском Архитектурном институте такое задание для курсового проекта называлось «дом-минимум».

Тут только самое необходимое, при этом дом предназначен для круглогодичного проживания, в нём тепло зимой, есть санузел и кухня, а главное — всё сделано с любовью к деталям.

И конечно, это уникальный эксперимент, который автор ставит на самом себе, как Парацельс. Так, например, внешняя отделка кровли и стен из фанерных пластин — это экспериментальный ход. Изначально эти поверхности были отделаны профилированным листом, а потом автор решил посмотреть, как будет вести себя фанера.

Вообще это дом путешественника, и основная концепция сооружения тоже связана с перемещениями в пространстве.


ДОМ НАЗЫВАЕТСЯ «ДУБЛЬДОМ», ПОТОМУ ЧТО СОСТОИТ ИЗ ДВУХ ВНЕШНЕ ОЧЕНЬ ПОХОЖИХ ЧАСТЕЙ, ДВУХ СИММЕТРИЧНЫХ ПОЛОВИНОК. В ОДНОЙ НАХОДЯТСЯ САНУЗЕЛ, КУХНЯ И ЧАСТЬ ОБЩЕГО ПРОСТРАНСТВА, А В ДРУГОЙ — ЗОНА СПАЛЬНИ И БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ГОСТИНОЙ


Затея в том, чтобы построить дом на заводе, как мебель, и перевезти его к месту назначения. Именно так и было сделано — здание построили в одном месте, а установили или, вернее сказать, смонтировали в другом. Чтобы перевезти дом по автомобильным дорогам, изначально его строили как два объёмных блока, каждый из которых привезли на участок по отдельности, а на стройке уже собрали в единую конструкцию. Поэтому дом и называется «Дубльдом», так как состоит из двух внешне очень похожих частей, двух симметричных половинок. В одной находятся санузел, кухня и часть общего пространства, а в другой зона спальни и большая часть гостиной.

Отличительной чертой строения являются огромные, по его масштабам, окна на главном фасаде — по сути, передняя стена представляет собой светопрозрачный витраж от пола до потолка и во всю ширину дома. Этот приём даёт много света и ощущение большого пространства, компенсируя небольшие габариты — в интерьере скат кровли начинается на отметке 1,85 метра от пола, а высота конька около трёх метров.

Почти вся мебель сделана индивидуально на том же производстве и в той же стилистике, что и само здание. В этом смысле дом Овчинникова продолжает модернистскую концепцию «тотального дизайна», когда все детали дома являются его органичными частями, сделаны вместе с ним и как бы вырастают из него.

Из самого этого дома, как из семечка, выросло огромное разветвлённое дерево подобных домов, объединённых брендом — «Дубльдом».


Дом Юрия Трошева

Фотографии: Олег Волков

размер участка

40 соток

Площадь дома

51 м²

Количество этажей

2

Материал И КОНСТРУКЦИЯ

деревянный каркас,
LVL-брус в перекрытиях

Фундамент

винтовые сваи

Кровля

эксплуатируемая на 1 этаже, профлист на 2 этаже

Фасады

шпунтованная доска

Внутренняя отделка

шпунтованная доска

Дом находится в углу участка, поэтому две его стены являются продолжением забора. Получается, что он отгорожен от улицы высокими двухэтажными стенами и смотрит на участок. Смотрит почти в буквальном смысле — своими огромными окнами-глазами.

Композиция дома динамичная: два вытянутых объёма поставлены один на другой под прямым углом. Верхний объём выдвинут за пределы нижнего, и под ним организована открытая терраса для детских игр и семейных завтраков на свежем воздухе.

Терраса поднята над уровнем участка и представляет собой своего рода стилобат. Это решение даёт необычное двойственное ощущение — вроде бы находишься на участке, на улице под открытым небом, но здесь нет грязи и снега и кажется, что стоишь как бы немного и в доме.

© FLC/ADAGP

ЭТО ЯВНО ДАНЬ ЗНАМЕНИТОМУ ПАВИЛЬОНУ «ЭСПРИ НУВО» ЛЕ КОРБЮЗЬЕ НА ПАРИЖСКОЙ ВЫСТАВКЕ 1925 ГОДА


Прямо сквозь террасу растёт дерево — канадский дуб. Это явно дань знаменитому павильону «Эспри Нуво» Ле Корбюзье на парижской выставке 1925 года. Уже скоро сто лет этому решению, но оно по-прежнему не оставляет архитекторов равнодушными.

На первом этаже расположена кухня-гостиная. В ней устроено первое огромное окно — два на три метра. Это гигантский стеклопакет-витрина, вставленный в деревянную раму прямо на стройке.

На втором этаже в хозяйской спальне окно ещё больше, оно превращает комнату в своего рода смотровую башню — оттуда можно наблюдать за детьми, играющими на участке.

Крыша объёма первого этажа — эксплуатируемая, туда можно подняться как с террасы по наружной лестнице, так и выйти из спальни на втором этаже. Таким образом дети могут бегать по всему дому как по кругу: с террасы по внешней лестнице на кровлю, с неё в спальню, оттуда по внутренней лестнице в гостиную и опять на террасу первого этажа.

На примере этого дома мы снова видим, как архитекторы любят соблюдать единство материала — объём дома довольно сложный, но весь он выполнен в единой отделке, одним цветом и материалом — обшит доской, окрашенной в золотисто-оранжевый цвет. Внутри все помещения тоже выкрашены в единый белый цвет. Такое единообразие — принцип современной архитектуры. Действительно, весь дом можно назвать модернистской виллой. Однако если присмотреться, сквозь эту современность просвечивает что-то знакомое — камин-очаг в центре дома с огромной трубой, проходящей через два этажа, большой деревянный стол с длинными резными лавками, невысокий потолок на первом этаже — всё это черты традиционной избы, причудливо вплавленной в современную постройку.

Текст:
Владимир Юзбашев
26 февраля 2019 года

Какие растения
выбрать для дома

0
0

Как навести
порядок
дома и в жизни

9 лайфхаков от Мари Кондо

0
0

Архитектурный
маршрут
по Нью-Йорку

0
0

Мебельные
мастерские

Девять российских 
производителей

0
0
Новые материалы
в вашей почте